07:02 

Искать, найти и перепрятать

gorkiy
Псих ненормальный! (с) Харуки Мураками "Дэнс Дэнс Дэнс"
Я шёл к этому долго, на самом деле. Мне стоило огромных трудов вновь взять в руки перо и что-нибудь написать. Я три года не мог закончить "Метро", которое всё ещё проходит редактуру. Но мои личные вопросы, которые я задаю себе ежедневно, копятся и множатся, если не сказать "размножаются". Я устал держать их в себе, чертовски устал уходить от ответа. Поэтому я предлагаю вам задать и ответить на вопросы вместе со мной. Я понимаю, что и первые и вторые у нас с вами будут различаться. Каждый в этой истории найдёт своё и поймёт по-своему. Я просто очень надеюсь, что вы не пройдёте мимо и обязательно загляните на огонёк. Пускай здесь туча текста - я понимаю вас. И не перестаю надеяться, что благодаря этой грустной и мрачной истории вы откроете в себе дверцы, которых не замечали раньше. Надеюсь, вам не будет скучно.



Обязательный саундтрек к записи:




Я ИЩУ ТЕБЯ


Теряется из виду
Предвестник твоего пробуждения
Обречённо ждёт спасения
Моя спящая красавица

A Perfect Circle




Ей казалось, что человеческая жизнь - это вынужденная остановка. Когда маленькой девочкой она летала с родителями в Саппоро, им пришлось прождать полтора часа в международном аэропорте города Нарита. Делать было совершенно нечего. Родители таскали шестилетнюю Юну по магазинчикам Duty Free, чтобы набрать для родственников горы разномастного хлама по низким ценам. Потом они сидели в кафе и мучились от скуки. Юна всегда считала, что жизнь - это что-то вроде аэропорта Нарита - перевалочный пункт, где живёт масса серых людей с одинаковыми лицами: кто-то постоянно плачет, кто-то визжит от восторга, кто-то сидит на скамейке, уныло опустив голову и впечатав взгляд в электронные часы на стене. Все они ждут своего объявления о посадке, чтобы очистить помещение и дать дорогу другим, не забыв при этом что-то из своих вещей. Когда табло показывает объявление о посадке, зал ожидания быстро пустеет и погружается в тишину.
Только для Юны он стал не просто местом ожидания, а огромной игровой площадкой. Ей было интересно гулять меж широких и сверкающих белизной колонн. Из самой поездки в Саппоро она помнила удивительно мало - только снег и горы. И зал ожидания в Нарита. Именно картина бурлящего аэропорта врезалась ей в память особенно сильно. Вернувшись домой, она пошла в первый класс. Годы пролетели быстрой стрелой, как плёнка на перемотке. Учёба интересовала её мало, но при этом Юна неплохо училась. Её родителям не приходилось следить за дочерью - та постоянно сидела в своей комнате с новой книгой. Поза не менялась годами: она сидела на подоконнике, держа одной рукой книгу, а второй подперев подбородок. Днём она всегда сидела на одном и том же месте, а вечером выходила на улицу и брела вдоль тёмных домов в сторону леса. Юна думала о том, почему люди рождаются на свет, с какой целью. В книгах писали, что главная задача каждого человека - это продолжить свой род, двигать вперёд цивилизацию своими силами, изобретать заново законы эволюции. В общем, ничего конкретного. Хотя ей самой казалось, что в её мыслях логики и того меньше. Из той памятной поездки в Саппоро она вынесла лишь две вещи: во-первых, людей понять нельзя - никак и никогда, а во-вторых, за ними интересно наблюдать, искать ответ: почему одни плачут, другие смеются, а третьим вообще всё равно на то, что происходит вокруг них. Юна жаждала найти ответы на массу маленьких вопросов, которые огромным роем носились в её голове, словно шарики для пинг- понга. Каждый вечер она доходила до железной дороги, которая пролегала недалеко от их дома. За металлическим путями начинался лес. Она старалась всегда возвращаться затемно, но каждый раз лес гипнотизировал её. Свет в нём исчезал, будто бы кроны деревьев смыкаются где-то высоко, пожирая остатки дневного солнца. Извиваясь, в его чрево уходила неширокая тропинка. Юна смотрела на неё, как кролик на удава, который играет со своей едой, прежде чем съесть. Она прижимала к своей груди книгу, медленно поворачивалась и шла обратно к дома. Девушка шла ровно, не оборачиваясь, выверяя каждый шаг. Ей казалось, что у неё ещё слишком мало ответов, чтобы нарушить свой привычный маршрут и нырнуть по тропинке в глубину леса.

Она была нелюдима и полностью погружена в свой внутренний мир. В своих снах Юна постоянно возвращалась в зал ожидания аэропорта Нарита, где водоворот людей не останавливался практически ни на минуту. Ей казалось странным, что она не помнила их лиц, никого из них. Они были серыми и смазанными, как плохой кадр. Но Юна смогла заметить блики от невидимых слёз и блеск улыбок, которых не было на их пустых, словно белый лист, лицах. Кто-то плакал - и она чувствовала это мурашками по коже, кто-то смеялся - и она слышала звонкие голоса, похожие на дрожание хрусталя. Были и те, кто походил на каменные изваяния. Они сидели покорно на своих скамейках, обнимая свои ручные клади и чемоданы. Их незримый взгляд был устремлён куда-то поверх её головы, на то самое место, где в реальности должны были висеть часы. Но их не было. Как и в её реальности, в снах Юны отсутствовало время. Но секунды всё же складывались в минуты, а минуты - в часы. Девушка двигалась по залу ожидания, словно то было морское дно. Толщи воды и давление - вот и всё, что здесь было, только вода и давление. Всё вокруг двигалось будто бы в замедленной съёмке. Юна опустила глаза на свою руку и попыталась пошевелить пальцами. За каждым сонным движением кисти следовала еле заметная синяя тень, которая повторяла каждое движение девушки. У неё закружилась голова, и Юна закрыла глаза. Люди вокруг не проявляли к ней ни малейшего интереса. Девушке стало любопытно, куда же могут лететь все эти необычные существа. Она медленно открыла глаза и направилась в сторону информационного табло. Она не помнила, где оно находится - в шесть лет такая незначительная ерунда не играет для тебя совершенно никакой роли. Юна была уверена, что в этом странном месте часы попросту не нужны. Всех будущих пассажиров интересует лишь пункт их назначения и объявление о посадке. Она осторожно поплыла в ту сторону, где столпилось самое большое количество людей. По крайней мере, это будет вполне логично, казалось ей. Она заметила, что не только её неуклюжие движения вызывают лёгкое колыхание воздуха и эти странные синие тени. Голова кружилась ещё больше. Она не отводила взгляд и наблюдала за этой какофонией цвета и звука. Наконец, недалеко, прямо напротив себя, она заметила табло, которое при ближайшем рассмотрении оказалось огромной школьной доской, которая была снизу доверху исписана мелом. Юна не могла разобрать ни слова. На её глазах надписи исчезали и появлялись. Окружающие её фигуры будто бы понимали смысл непонятных ей письмён. Кто-то, опустив голову, направлялся в сторону затемнённого холла и медленно растворялся в темноте. Другие же начинали обниматься и, подхватив свои чемоданы, уходили в сторону и вставали в очередь, которая была столь длинной, что занимала половину зала. Девушка выбралась из тесной толпы и подошла к огромному окну во всю стену. За ним всё пространство было покрыто синим туманом. Она приложила ладони ребром к стеклу и попыталась разглядеть, что же происходит снаружи. Из темноты показался силуэт огромного красивого лайнера, настолько совершенного, что девушка была просто заворожена этим зрелищем. Его иллюминаторы излучали необыкновенный свет, манящий свет, тёплый и такой родной.


Каждую ночь она просыпалась в слезах. Девушка силой заставляла себя успокоиться и закрывала глаза вновь. Иногда сон не приходил, поэтому Юна вставала с кровати и в одних носках и белье забиралась с ногами на подоконник. Весна сменялась летом, а лето - осенью. Когда приходила зима, она добавляла к своему нехитрому гардеробу тёплый синий плед. Юна заворачивалась в него, оставляя снаружи только нос и глаза. Ей было плевать, что солнце в это время года практически не показывалось. Она также упорно сидела на своём привычном месте, пока не начинало светать. Когда дрёма брала над ней верх, Юна засыпала, но каждый раз просыпалась в своей кровати. Школа для неё была жутким местом, а дети - жестокими. У Юны не было друзей. Она смотрела на своих одноклассником без интереса, точно так же, как когда в детстве, в аэропорту Нарита, она наблюдала за людьми. Её мучили вопросы, на которые она не могла найти ответа. Даже на уроках Истории, где принято раскладывать ошибки прошлого по своим местам, Юна витала в облаках. Ей грезился зал ожидания из снов. И самолёт, на который все так хотели попасть. Почему? Юна понимала, что жизнь - это длинная дорога, где ты - всего лишь наблюдатель. Ей было горько уже от самой мысли, что в реальности может оказаться так, что люди друг для друга - никто, чужие, простые прохожие. У каждого свой путь, свой поиск, поэтому привязанности только тормозят тебя. Она не удивлялась ни секунды тому, что у неё нет друзей. Ей казался странным тот факт, что в мире вообще найдётся такой человек, который разделит её философию. И годы, будто бы впитывая её апатию, летели незаметно. В синих глазах Юны прибавлялось печали. Каждый вечер она не изменяла себе и своему обыденному маршруту. Лес с годами, казалось, становился лишь больше. В год, когда она должна была закончить школу, железную дорогу закрыли. Волшебным образом пути заросли травой уже через полгода, а меж шпал начали пробиваться ростки могучих в будущем деревьев. Но лес не выходил у Юны из головы. Она с удивлением заметила, что лесная тропинка не заросла, а ветви мёртвых деревьев со временем опустились над ней так низко, что образовали арку. Каждый вечер она стояла перед железной дорогой, напрягая зрение в вечерней полумгле. Тропа будто издевалась над ней: как и много лет назад, она могла разглядеть лишь несколько метров впереди себя, но дальше дорога терялась в темноте. Это противоречило логике. Юна буквально впервые чувствовала в себе столь сильные эмоции. Так не бывает! Она мучилась вопросами: "почему железная дорога заросла, а тропа осталась в девственной неприкосновенности? почему деревья тянутся ввысь, заполоняя всё вокруг себя листвой, но тропинка остаётся чистой? почему, чёрт возьми, лес не заберёт эту богом забытую тропу себе?" Юна стояла неподвижно и пыталась понять. Ветер трепал её тёмные волосы и будто бы шептал все необходимые ей ответы на ухо. Но она не могла понять ни слова, как и на той информационной доске, исписанной мелом снизу доверху. Порой ей казалось, что она слышит одну и ту же фразу, звучащую в вечернем воздухе, словно горный хрусталь: "ты просто не хочешь слышать". Юна понимала, что ответы ждут её по ту сторону тропинки, что её дорога пролегает не в этом мире, а где-то ещё, но где? Ночами она видела зал ожидания снова и снова. И однажды поняла, где должен закончится её поиск длинною в жизнь. Но пока ещё она просила от небес дать ей знак. У неё не было сил идти по этой тропе одной. С той памятной поездки в Саппоро внутри поселилось нечто, белое пятно, которое, словно ширма, скрывает от неё все тайны её собственного существования. Ей нужен был всего лишь знак. Когда пришло осознание того, что она, наконец, определилась со своим главным желанием, жить стало легче. Но годы шли вперёд медленно, подобно выплывающему из тумана призрачному лайнеру. Время, которое отсутствовало в её снах, в этой реальности было страшнее самого жуткого кошмара. Оно, словно удав, пожирало девушку медленно, одновременно с этим переваривая заживо.

На свой девятнадцатый день рождения Юна получила от родителей в подарок ноутбук. Она забросила свои старые рукописные дневники и полностью погрузилась в сеть с головой. Ей надоели книги и излюбленное место на подоконнике. Она листала ссылки, бегала глазами по строкам, будто пытаясь что-то найти. Девушка пока не осознавала, что конкретно ей стоит искать. Юна полагалась на своё внутреннее "Я", которое, как ей казалось, не даст ей пройти мимо нужных ответов. Интернет открыл для неё массу новых впечатлений. Она заново нашла интерес к этому миру. Из своей маленькой комнатки она каждый вечер отправлялась в новое путешествие. Сегодня это была Африка, а уже завтра - безлюдные пляжи французской Полинезии. В этом мире оказалось столько неизведанных мест, о которых она читала лишь в своих книгах. Сейчас они наполнились густыми осязаемыми красками: жёлтыми, красными, фиолетовыми, оранжевыми, пурпурными. За вечера, проведённые у экрана компьютера, она увидела сотни восходов и закатов. И каждый последующий был не похож на предыдущий. Моря были такими синими, такими холодными и глубокими, а в горах солнце отражалось от снега миллиардом слепящих лучей. Она с удивлением обнаружила, что люди - это не только лица и эмоции на них. Эти люди вели сетевые дневники, которые, как ей казалось раньше, должны быть доступны лишь тому, кто их пишет. Люди делились мыслями и страхами, радостью и печалью. И вся эта гамма эмоций была подхвачена другими, словно ветер, двигающий вперёд по волнам парусное судно. Один боялся, другой поддерживал его и разгонял страх. Один признавался в любви, другой желал ему искреннего счастья. В сети люди любили, ненавидели, создавали и рушили созданное. Подобная свобода заставляло сердце Юны трепетать. Но до сих пор она была в сети бесплотным призраком. Девушка так и не смогла смириться с тем, что в её мысли могут лезть другие. Это было что-то такое, что она бережно хранила лишь для себя. Зал ожидания практически перестал ей сниться. Юна спала без снов, спокойно и безмятежно, и была благодарна богу даже за такой необыкновенный подарок - покой. Каждый вечер, перед тем как лечь спать, она просматривала избранные страницы и впитывала чужие эмоции, как губка. И даже имя она себе выбрало такое, чтобы не забывать, кто она и откуда - "Спящая красавица". Каждый вечер сеть ширилась от бурного потока новой информации:

"Я знаю, что хочу сорваться с места и уехать автостопом в Тибет"
"Я собрал свой первый карбюратор!"
"Я не могу жить вот так просто, когда он умер..."
"Я хочу поменять пол, я родился не в том теле!"
"Я отдам хомячка в добрые руки."
"Зачем я с ней порвал, дурак?"
"Я научился брать баррэ на гитаре, болят пальцы."
"Я читал, что у самца древней акулы было два пениса! Ни фига же себе..."
"Я и не знал, что детёныш кенгуру рождается недоношенным"
"Я потерял где-то свой мобильник"
"Я потерял смысл жизни"
"Я вижу по ночам призрачный зал ожидания"


Глаза Юны медленно расширялись от ужаса, пока она читала последнюю строчку. Она приложила ладони к губам и чувствовала, как внутри неё сердце сжимается в маленький склизкий комок, который вот-вот превратится в незаметную точку и исчезнет совсем. Девушка опустилась на спинку своего стула и уставилась в потолок. По её щекам медленно спускались солёные капли. На секунду в её памяти пронеслись последние 15 лет её жизни. Она видела себя шестилетним малышом в аэропорту Нарита, который не без любопытства наблюдал за людьми. Она видела себя, стоящей возле железной дороги, за которой следовала непроходимая чаща. Она помнила свои сны и пассажиров без лиц, но со сверкающими слезами и задорным смехом. Сеть уже не казалась Юне таким уж надёжным убежищем, где она сможет спрятаться от самой себя. Ей и не приходило в голову, насколько легко её можно выбить из колеи простой фразой, которая могла означать всё что угодно. Человек, взявший себе имя Lonesome Tears, описывал такие знакомые ей ощущения. Определённо, ошибки быть не могло - незнакомец был там, он видел то же, что и она. В его профиле стояла цифра 27011998. Внутри Юны задребезжал интерес, поэтому уже через несколько минут она разобралась, что это за цифры и как их использовать, чтобы связаться с ним. Внутри засело неприятное чувство, что все эти годы она провела в коконе, как гусеница. Юна совершенно ничего не знает о внешнем мире, который до некоторых пор для неё попросту не существовал. Удивительная программа для общения называлась ICQ, и уже через несколько минут она вникла в суть её работы. Невероятно, думала она, какая между людьми может быть связь. Раньше она смотрела в лицо человека и пыталась догадаться, о чём он думает. Но здесь и сейчас карты были разложены совершенно иным способом - никто не видит лиц своих собеседников, важны только мысли, которые начали иметь куда большую силу, чем простое выражение лица. Юна была поражена, но ей стало так неуютно от осознания того, что теперь её талант читать по лицам был совершенно бесполезен. Человек под именем Lonesome Tears ответил не сразу, а лишь спустя несколько суток.

Lonesome Tears
Я вас не знаю. Кто Вы и зачем?

Спящая Красавица
Удивительно, я Вас тоже не знаю.

Lonesome Tears
Тогда к чему весь этот разговор?

Спящая Красавица
Знаете, мне часто снятся сны...

Lonesome Tears
Нам всем снятся сны, но это же не повод, чтобы Вы добавляли меня в контакт-лист, не так ли?

Спящая Красавица
Да, я...

Юна замерла над клавиатурой и нервно закусила губу. И ведь правда, зачем? Совпадение - не такая уж частая штука в этом мире случайностей. Что она могла сказать ему? Что тоже видит сны, где время и зрение подводят тебя? Она встала со стула и подошла к зеркалу, висящему на двери в комнату. Юна вгляделась в свои глубокие синие глаза и мешки под ними - ведь сумасшедшая, без двух минут. Та, что каждый день, на протяжении последних десяти лет, ходила в сторону леса, чтобы найти ответы на вопросы, которые ей самой были не до конца понятны.

Спящая Красавица
Вы видели доску, исписанную мелом? Простите, мне необходимо знать. Просто ответьте, и я сразу же исчезну из Вашей жизни навсегда.

Прошло долгих и мучительных двадцать минут, прежде чем Юна заметила, что её собеседник пишет ей ответ. Обеими руками она рефлекторно сжала подлокотники стула, понимаю, насколько глупо она может выглядеть в его глазах. Ей было стыдно за свой вопрос. Юна понимала, что если он ответит отрицательно, то это будет значит лишь одно - она сходит с ума. В глубине души ей хотелось бы получить такой ответ. Тогда она могла бы спокойно смириться с тем, что она безумна. Нет смысла задавать себе вопросы, нет смысла вглядываться в человеческие лица и искать на них ответы. Нет никакого смысла.

Lonesome Tears
Я думаю, нам нужно встретиться. Завтра, идёт? В восемь вечера. Я сейчас назову Вам адрес. Меня зовут Уильям Содерберг. Я думаю, Вам будет спокойнее, если Вы будете знать, что у меня всё-таки есть имя. Встретимся завтра, я должен Вам кое-что показать.

Сердце Юны забилось быстрее. Старые страхи и вопросы забурлили внутри неё, словно лава внутри проснувшегося вулкана. Незнакомец назвал ей место, мимо которого она почти одиннадцать лет ходила по дороге от школы до дома. Почему-то сейчас те старомодные дома и переулки вылезли из её памяти так ясно и осязаемо, хотя, казалось бы, она никогда раньше не обращала на действительность вокруг себя совершенно никакого внимания.

Во сне она плавно ступала в зал ожидания, протискиваясь сквозь толпу. Внутри клокотало неприятное ощущение, что вопросы, которые она ставила перед собой всю свою недолгую жизнь, лучше оставить без ответа. Она медленно плыла по кафельному полу, огибая людей и белоснежные колонны, пока не столкнулась лицом к лицу с фигурой, стоящей прямо перед ней. В отличие от прочих постояльцев этого странного места, существо без лица смотрело незримым взглядом прямо на неё. Она чувствовала, как этот взгляд становится с каждой секундой таким тёплым. Существо вытянуло вперёд руку ладонью вверху, будто призывая к чему-то. Сама того не осознавая, Юна протянул руку в ответ. Фигура нежно сжала её ладонь, повернулась и повела за собой. Про себя Юна думала, не этот ли знак она так давно просила у небес? Вдруг фигура замерла и подняла голову куда-то вверх. Девушка подняла глаза и увидела всю ту же информационную доску, которую видела тысячи и тысячи ночей до того. Она вопросительно посмотрела на незнакомца, но тот лишь неустанно следил за сменяющимися буквами на поверхности доски. Он поднял свободную руку и пальцем пальцем указал вверх. Юна не могла понять, чего же он от неё хочет. Она подняла голову и с удивлением поняла, что теперь хаотичные буквы складывались для неё в слова. За словами следовали цифры и... имена.

Впервые она не почувствовала на своих щеках солёных капель слёз. Она лежала и смотрела в потолок. За окном загорался рассвет. После ужина Юна отправилась в свою комнату и собрала вещи - всё, что ей могло пригодится в дороге. Девушка не знала, куда она приведёт её, но не могла противиться дикому желанию покинуть отчий дом и встретиться с незнакомцем. Её осенила мысль, что его имя ей совершенно ни о чём не говорит. Когда снаружи опустились сумерки, девушка незаметно выскользнула из дома и направилась по дороге, знакомой ей многие годы. Она шла медленно, не спеша. Впервые в её жизни голова была совершенно пуста. Юна ещё ночью поняла, что её судьба уже близко, а мысли, такие страшные и родные одновременно, исчезли навсегда. С еле заметной улыбкой она следила за указателями домов, пока не достигла пункта назначения. От места их встречи веяло покоем и безмятежностью. На долю секунды она подивилась тому, сколь хорошая была мысль встретиться именно здесь. Конечно же, именно здесь и нигде больше - на кладбище. Его молчаливые обитатели уже нашли то, что искали. Юна бродила меж могил в поисках своего незнакомца, пока её взор случайно не упал на одинокий и заросший мхом могильный камень, который находился в отдалении ото всех. Она опустилась на колени и расчистила его ладонью. Слегка выцветшую надпись ещё можно было прочесть:

ЗДЕСЬ ПОКОИТСЯ УИЛЬЯМ СОДЕРБЕРГ
ЛЮБИМЫЙ МУЖ И ЗАБОТЛИВЫЙ ОТЕЦ
РОДИЛСЯ: 21 ЯНВАРЯ 1957 ГОДА
УМЕР: 21 ФЕВРАЛЯ 1998 ГОДА
ПОКОЙСЯ С МИРОМ


Юна поднялась с колен и незаметно растворилась в темноте. Она шла быстрой походкой в сторону своего дома. На минуту она остановилась под своими окнами, накинула капюшон и направилась в сторону железной дороги. Сейчас всё было кристально ясно. Её сердце набирало скорость и грозило выскочить из груди. Девушка остановилась перед шпалами, боясь сделать следующий шаг. Она вглядывалась в глубь леса в поисках знакомой тропинки. На мгновение ей показалось, что ветви деревьев поднимаются ввысь, открывая перед ней дорогу. Она прижала к груди книгу и медленно ступила на тропинку. Юна шла ровно, не оборачиваясь, выверяя каждый шаг.

@музыка: A Perfect Circle - Sleeping Beauty

@настроение: Выжат, как лимон

@темы: Мысли вслух, Творчество, Чувства

URL
Комментарии
2009-03-20 в 11:19 

Kwon
fuck off. Im perfect. || [бешеная сеульская сука]
Разве оно грустно и мрачно?
На мой взгляд, совсем наоборот. Светло и ясно становится. Она нашла свой путь, все встало на свои места, а это прекрасно.
И теперь я сижу и размышляю о бренности бытия... Давненько такого не было, так что спасибо за этот текст

2009-03-20 в 16:04 

gorkiy
Псих ненормальный! (с) Харуки Мураками "Дэнс Дэнс Дэнс"
Я и надеялся, что каждый увидит своё. : )
Когда я это писал, мои вопросы были далеки от того, чтобы быть "светлыми". Но, видимо, ответил в итоге я на них правильно.)

URL
2010-02-01 в 19:18 

Какая красота... Безумно красивый рассказ... Читала, и мурашки по коже...Спасибо большое. Пойду размышлять о смысле жизни...

URL
2010-02-02 в 12:00 

gorkiy
Псих ненормальный! (с) Харуки Мураками "Дэнс Дэнс Дэнс"
Не за что.)

URL
2011-03-15 в 01:25 

haiy
Предупреждение: I fucked up!!!! поползло всё ленивым кроликом в саДДД.....я пошел спать....
В голове сразу проскользнуло продолжение...или лучше сказать, слова между строк...объяснения, почему именно так...вспомнил кое-что очень важное из своего прошлого...Вы правы...каждый видит в этом что-то свое...
Спасибо, что скинули ссылку)

   

444 Door

главная